Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  2. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  3. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  4. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  5. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  6. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  7. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  8. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  9. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  10. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов
  11. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  12. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  13. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  14. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  15. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников


Суд Московского района Минска вынес вердикт по делу криптообменника Bitok.by, который был крупнейшим в Беларуси в 2019–2021 годах, работая незаконно. Его владелец Владислав Кучинский находится в бегах, а вот трое других представителей сервиса были задержаны. Их обвинили в пособничестве в уклонении от уплаты налогов. Суд признал их виновными и назначил сроки в колонии. Приговор был вынесен еще 27 июля, но только теперь — после безуспешной попытки апелляции — вступил в силу и появился в банке судебных решений. Рассказываем подробности дела.

Биткоин и доллар. Фото: Pixabay.com
Биткоин и доллар. Фото: Pixabay.com

Как сообщало следствие в августе 2022-го, Кучинский с тремя партнерами за два года провели почти 8000 операций с токенами на сумму около 29 млн долларов. В приговоре значится сумма в 28 млн 548 тыс. долларов. Сумма неуплаченных налогов при этом составила 9,26 млн рублей.

При обысках у задержанных изъяли технику, документацию и 280 тыс. долларов. На их счетах в белорусских и грузинских банках нашли и арестовали почти 2 млн рублей. Представителей сервиса обвинили по ч. 6 ст. 16, ч. 3 ст. 243 УК (Пособничество в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере).

По базе данных сервиса Bitok.by были установлены 2 тыс. клиентов, следствие изучало их деятельность, в первую очередь допрашивали тех, кто делал транзакции от 50 тыс. долларов.

Деятельность криптообменника была неправомерной, поскольку он не был зарегистрирован в установленном порядке и не являлся резидентом Парка высоких технологий, объяснял Следственный комитет.

Владислава Кучинского обвинили в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере (ч. 3 ст. 243 УК), объявили в международный розыск и заочно взяли под стражу.

В чем суть обвинения?

Согласно материалам дела, трое лидчан с инициалами Т., Г. и С. (назовем их Тарас, Глеб и Семен), ранее не судимые, в период с января 2019 по октябрь 2021 года на территории Беларуси, Грузии и Турции выступали пособниками Кучинского в операциях обменного сервиса — и помогали ему уклоняться от уплаты налогов: в 2019–2022 годах он ни разу не подал в налоговую декларации о своих доходах.

Также они предпринимали меры, чтобы скрыть полученные доходы от милиции и налоговой, помешать налоговой контролировать законность доходов, определить налоговую базу и посчитать положенный с нее налог.

Причем это происходило по предварительной договоренности: они заранее обещали Кучинскому скрыть и полученные доходы, и метод их получения. Конечно же, никаких договоров Кучинский со своими представителями не заключал.

Сколько денег проходило через обменник?

Суммы транзакций в приговоре не конкретизируются, но посчитаны суммы неуплаченных налогов за каждый месяц работы нелегального криптообменника. По ним можно судить о динамике оборотов.

Так, за первые месяцы, январь — март 2019-го, насчитано по 5−8 тыс. рублей налогов. Вскоре суммы достигают 60−80 тыс. в месяц, иногда больше. Спустя год, с апреля 2020-го, обменник выходит на стабильно высокие обороты — за месяц насчитывают уже по 100−400 тыс. рублей налогов. Особый бум начинается с декабря 2020 года — в тот месяц было не уплачено почти 600 тыс. рублей налогов, а в следующие — по 750−990 тыс. С июня следующего года обороты немного снижаются, объем неполученных налогов составляет 270−500 тыс. рублей. В октябре 2021 года обменник прекращает работу.

Владислав Кучинский. Коллаж с сайта СК Беларуси
Владислав Кучинский. Коллаж с сайта СК Беларуси

Всего с операций, которые, по версии следствия, прошли через троих обвиняемых, должен был быть уплачен подоходный налог на сумму в 9,2 млн рублей. Эта сумма и была предъявлена им в деле в качестве ущерба, нанесенного государству.

С 2019 по 2021 год, согласно материалам дела, Кучинский получил через криптообменник доход в 73 205 203 рубля. Это стоимость всех токенов, которые поступили на электронные кошельки, участвовавшие в работе сервиса Bitok.by. Поскольку Кучинский являлся просто физлицом, все эти средства были записаны в его доход и были признаны налоговой базой. А на нее был насчитан подоходный налог на физлиц — 13%. Вышло 9,5 млн рублей. Если бы Кучинский вел деятельность легально, он мог бы вычесть суммы затрат на покупку токенов, иные издержки, и налоговая база была бы несравнимо меньше.

Что рассказали фигуранты?

Все трое признали вину частично: говорят, на Кучинского работали, но не знали, что он не платит налоги, и не обещали ему в этом помогать.

Доверенный курьер

Глеб рассказал, что знаком с Кучинским с 2018 года, а Тараса и Семена знал около десяти лет, но тесно общаться с ними начал примерно в 2020 году. Сам с 2019-го жил в Минске с девушкой на съемной квартире, официально не работал.

В тот период, по словам Глеба, Кучинский предложил ему «работу»: ходить за него в банки, снимать или класть деньги на счета, передавать снятые наличные другим людям — все по доверенности, которую оформили на три года. Кучинский объяснил, что у него лично не всегда хватает времени и он не всегда в стране, поэтому и нужен такой помощник. За это Глеб получал около 1000 долларов в месяц. Кучинский давал ему указания, сколько денег снять, кому их отдать или куда зачислить. Фактически он был курьером.

При этом Глеб был в курсе, что его «босс» владеет криптообменником Bitok.by, и понимал, что деньги, с которыми он имеет дело, — это плата за криптовалюту, которую покупает Кучинский. Но, по словам обвиняемого, он не знал, что это нелегально и что его патрон не платит налоги.

Когда обменником заинтересовались силовики, Глеба вызывали в органы для дачи «объяснений», и он, как попросил его Кучинский, сказал, что операции с криптовалютой проводил сам и для себя. В 2021 году Глеб заметил за собой слежку и по совету Кучинского на несколько дней прекратил все операции и уехал в Сочи.

Мужчина признал вину частично: сказал, что действительно участвовал в операциях от имени Кучинского, но к тому, что тот не платил налоги, отношения не имеет и не давал ему никаких обещаний помочь скрыть доходы, не знал, что своими действиями способствует такому сокрытию.

Консультант

Тарас рассказал, что много лет дружил с Кучинским. В марте 2021 года тот позвал его на работу консультантом, без оформления, но с зарплатой 1000−2000 долларов. Тарас должен был разъяснять клиентам принципы работы сервиса Bitok.by, в тот момент уже Bitok.me, отвечать на их вопросы и обрабатывать заявки на обмен денег: они продавали криптовалюту, а Тарас им с личных счетов переводил белорусские рубли. Открыть счета — больше 10 штук в разных банках — его попросил Кучинский, и у него же был к ним полный доступ.

Кроме того, Тарас, как и Глеб, с 2019 года имел доверенность на распоряжение счетами Кучинского и проводил операции по ним. Также он имел доступ к криптокошелькам патрона.

По словам Тараса, он не знал, что Кучинский при этом не платит налогов с дохода. Последние разы он встречался с боссом в Батуми и Турции.

Кучинский, по сведениям силовиков, выехал из Беларуси 21 мая 2020 года и больше не возвращался. На момент задержания своих представителей он находился в Иордании. Между прочим, его криптообменник работает до сих пор — но, похоже, уже не в Минске.

Скриншот сайта Bitok.me
Скриншот сайта Bitok.me

Еще один курьер

Мужчина рассказал, что до прихода на Bitok.me зарабатывал написанием и продажей музыки. С Тарасом дружит с детства, Кучинского тоже знает с детства, но отношения с ним не поддерживал, с Глебом познакомился в 2020-м. В середине 2021 года Кучинский связался с Семеном и попросил получить деньги у одного человека и передать другому. А потом позвал помогать с сайтом.

Там Семен фактически тоже был курьером: звонил нужным людям, договаривался о встрече, в качестве представителя Bitok.me получал от них деньги и пополнял счета Кучинского.

Таким образом, Семен признал, что участвовал в деятельности Кучинского, однако отрицал, что помогал уклоняться от налогов. По его словам, Кучинский и Тарас сказали ему, что деятельность по обмену криптовалюты не облагается налогом.

Какие доказательства были у следствия?

Всех троих обвиняемых задержали 13 октября 2021 года. Перед этим милиция провела на Bitok.me контрольную закупку и продажу биткоина. В ходе этой операции были отслежены звонки и переговоры Глеба с Тарасом и еще одним коллегой насчет поступивших заявок.

Впрочем, телефоны всей троицы прослушивались к тому времени уже более полугода (несмотря на то, что номера были зарегистрированы на «левых» людей). В этих разговорах они обсуждали все — работу с Кучинским, операции в криптообменнике и с его банковскими счетами, встречи с клиентами для передачи денег, меры конспирации и так далее.

В мае 2021 года Тарас беседовал по телефону с каким-то знакомым. Тот спросил, занимается ли Тарас по-прежнему продажей парфюмерии (у него раньше было ИП в этой сфере) или пробует что-то другое. Тарас ответил, что уже пробовал продавать и фитнес-браслеты, и электронику, но все «накрылось». Зато теперь он, говорил парень, занимается «сам знаешь чем», находится на высокой должности, «раздает задания» и вполне успешен.

Фото: Pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com

Еще ранее отслеживались номера и самого Кучинского. Более того, каким-то образом еще в процессе оперативной разработки милиция получила доступ к электронной почте Кучинского, была изучена его переписка.

И это притом что у всех «коллег» было много сим-карт, зарегистрированных на «левых» людей, и таких же аккаунтов в сервисе Bitok.by. Мобильные номера они покупали по объявлениям в Telegram. Требование часто менять номера было инициативой Кучинского в целях безопасности.

Также милиция несколько месяцев вела наблюдение за фигурантами дела в Минске, их встречи с клиентами были зафиксированы на фото. Суд посчитал, что, хотя Тарас и Глеб уверяли, что до 2021 года исполняли только разовые поручения Кучинского, имеется достаточно доказательств того, что уже с 2019 года они на него работали.

В ходе обысков по местам жительства фигурантов были обнаружено множество документов, подтверждающих обстоятельства дела, в том числе бумаги по счетам в грузинских банках. Также много информации было на телефонах и компьютерах, плюс через них был получен доступ к различным аккаунтам, имеющим отношение к деятельности Bitok.by, банковским счетам в Беларуси и Грузии.

Интересно, что Тарасу прямо в ходе задержания и обыска у него дома предложили «оказать содействие следствию» и перевести на ведомственный криптокошелек Следственного комитета криптовалюту в счет погашения ущерба. Он согласился это сделать, начал перевод токенов на сумму 216 000 долларов, но транзакция была прервана, так как криптокошелек был оформлен на другого человека, находящегося в Европе, и он в процессе подтверждения перевода сменил пароль от аккаунта.

Показания свидетелей

Представители налоговой объяснили, почему работа Bitok.by была нелегальна. Действительно, майнить криптовалюты, покупать и продавать их можно без регистрации бизнеса, но только если человек занимается этим индивидуально в личных целях. Тогда это не облагается налогом. Однако проверка показала, что Кучинский привлекал к своей деятельности по сделкам с токенами третьих лиц, а это нарушение декрета №8 о криптовалютах, и в таких ситуациях налоговые льготы для физлиц не могут быть применены. В таком случае надо регистрировать компанию и вводить ее в ПВТ, чтобы работа была легальной. Индивидуальное предпринимательство в этой сфере запрещено.

Налоговая уведомляла Кучинского о том, что ему насчитан подоходный налог и он должен его выплатить, но никаких денег он не перечислял.

При этом на самом сайте Bitok.by было указано, что сервис работает официально и в рамках декрета №8. Среди ответов на вопросы пользователей сайта говорилось о том, что компания начала процесс вхождения в ПВТ. На самом деле Кучинский никогда не пытался попасть в Парк высоких технологий.

К слову, проверка ресурса началась после того, как в ПВТ поступили «обращения граждан» насчет работы Bitok.by. За нарушение законодательства о рекламе ресурс в январе 2020-го был заблокирован Мининформом, затем за него взялась налоговая и уже потом — силовики.

Парк высоких технологий. Фото: TUT.BY

В суде свидетелем выступила начальник отдела финансового мониторинга сервиса Currency.com Виктора Прокопени (инвестором криптобиржи до 2021 года также являлся Саид Гуцериев). Она рассказала, что в 2019 году Кучинский создал у них аккаунт и проводил операции с токенами. Но спустя некоторое время его отключили, потому что компания выяснила, что Кучинский владеет сервисом Bitok.by, через который кто угодно может покупать и продавать токены, и заподозрила, что через Currency.com он меняет токены для своих клиентов. Кучинский, например, часто настаивал на проведении операции как можно скорее. Он даже прислал сервису письменное свидетельство о том, что совершает операции только для себя. Но у компании осталась уверенность, что Кучинский меняет токены не для себя, а ведет посреднический бизнес. Поэтому компания передала все свои подозрения в Департамент финансового мониторинга КГК (все компании ПВТ, работающие с криптовалютой, должны сообщать туда о подозрительных операциях).

Аналогичные обращения в КГК насчет Кучинского подавали и банки из-за его подозрительных операций с криптокошельками и частых переводов на крупные суммы, где-то ему даже принудительно закрывали счет. Закрывали счета и его представителям.

Также в суде выступили много свидетелей, которые пользовались сервисом. Они подтвердили, что деньги им привозили Глеб, Тарас, Семен и, возможно, другие курьеры.

Вердикт

Суд признал подчиненных Кучинского виновными в пособничестве в уклонении от уплаты налогов. «Тарас» и «Глеб» были приговорены к 5,5 года лишения свободы в условиях усиленного режима, «Семен» получил чуть меньше — 5 лет колонии.

Также всем троим назначили штрафы в 18 500 рублей. Вдобавок осужденных лишили права заниматься предпринимательской деятельностью на пять лет.

Кроме того, прокуратура требовала взыскать с них ущерб государству — те самые неуплаченные налоги по операциям, к которым причастны фигуранты, в полном объеме, 9,2 млн рублей. Но данный иск был передан на отдельное рассмотрение в гражданском судопроизводстве, чтобы правильно рассчитать, кто из фигурантов сколько должен (ведь один из них был причастен к криптообменнику всего несколько месяцев). Судя по всему, само взыскание ущерба, нанесенного Кучинским, с его подчиненных сомнений у суда не вызывает, и этот долг в итоге останется висеть на них.

«Глеб» впоследствии подал апелляцию и попросил изменить ему статью на «незаконную предпринимательскую деятельность», а приговор — на не связанный с лишением свободы. Он аргументировал это тем, что:

  • он содействовал Кучинскому в обмене криптовалют, но к налогам никакого отношения не имел;
  • был задержан в октябре 2021 года и никак не мог в марте 2022-го способствовать Кучинскому в непредоставлении декларации и неуплате налога, то есть эта часть обвинения абсурдна;
  • не имел доверенности на какие-либо действия, касающиеся налогов, то есть никак не мог решать эти вопросы за Кучинского;
  • вмененная сумма налога и ущерба несправедлива, так как она была насчитана на общую стоимость всех токенов, которые Кучинский зачислял на криптокошельки. Но ведь он не майнил их сам, а лишь покупал и продавал, соответственно, платил за них, а зарабатывал только на процентах от клиентов, и именно с процентов следовало высчитывать налог.

Однако судебная коллегия решила, что суд первой инстанции оценил все обстоятельства дела правильно, вина «Глеба» была полностью подтверждена доказательствами и оснований для изменения приговора нет.

«Семен» и «Тарас» апелляций не подавали.

Напомним, в Беларуси нередко ловят тех, кто занимается обменом криптовалюты в качестве бизнеса. Им вменяют административную ответственность за незаконную предпринимательскую деятельность. В таком случае весь незаконный доход изымается, также нарушителю вменяют крупный штраф.